Игорь абанин бешеный братск



Братск бандитский


Вор в законе Александр Моисеев — Мася Интерес к промышленным регионам проявляют не только предпринимательские, но и криминальные структуры. В одной из своих прошлогодних публикаций Ъ рассказывал о ситуации, сложившейся в Красноярском крае. Теперь корреспондент Ъ ОЛЬГА Ъ-ЗАКОПАЙЛО заинтересовалась Иркутской областью. Наряду с борьбой за контроль над ее промышленными предприятиями местные бандиты с конца 80-х годов делят власть между собой.

Первое знакомство с Сибирью состоялось, когда я прилетела в Братск. Утро. Ни мороза, ни сугробов — зря везла унты 43-го размера (других не нашла). С крыльца аэропорта вижу тайгу — высокие худые сосны, разлапистые ели и забитые ими хилые березки.

Летевшие со мной сибиряки тут же сказали: «Это не тайга — это то, что от нее осталось». Таксист сразу начал рассказ о Братске.

О том, что городу всего 40 лет, жителей в нем около 350 тысяч, о том, что самые крупные предприятия здесь — Братский алюминиевый завод и лесопромышленный комплекс, о том, что местная администрация не хочет развивать бизнес и, конечно же, о том, что живется плохо. Прервав словоохотливого шофера, объясняю, что приехала писать о погибшем местном воре в законе Александре Моисееве (Масе) и о его убийце Сергее Попове (Поп).

Таксист оказался человеком осведомленным и начал «криминальную экскурсию». «Вот здесь, на окраине у нас район под названием Падун. Его держали Андрейчик и Поп. Я как-то работал вместе с Попом на лесопромышленном комплексе.

Япончик не прогадал, поставив Масю смотрящим Он лес валил, был бригадиром.

Мужик крепкий, с силой немеренной.

Уважали его. Потом, правда, он на иглу сел, связался со всякими, но с наркотой смог завязать. — Подъезжаем к крошечному дому, чуть ли не в одно окно. — Вот здесь Поп жил. — Едем дальше.

— А вот на этом месте Масю взорвали, памятник ему кто-то поставил. Сначала он был из мраморной крошки. Теперь из розового гранита. — Остановились у камушка.

— Вроде, на нем раньше фотография была, но делась куда-то.

А таких похорон, как у Маси, Братск не видывал.

Чем занимаются лидеры братской опг.

Бандитский Братск: «Сейчас «братские» уже не бандиты, а постаревшие бизнесмены.

Серия неудачных покушений

Вор в законе Александр Моисеев — Мася Интерес к промышленным регионам проявляют не только предпринимательские, но и криминальные структуры. В одной из своих прошлогодних публикаций Ъ рассказывал о ситуации, сложившейся в Красноярском крае.

Теперь корреспондент Ъ ОЛЬГА Ъ-ЗАКОПАЙЛО заинтересовалась Иркутской областью.

Наряду с борьбой за контроль над ее промышленными предприятиями местные бандиты с конца 80-х годов делят власть между собой.

Первое знакомство с Сибирью состоялось, когда я прилетела в Братск. Утро. Ни мороза, ни сугробов — зря везла унты 43-го размера (других не нашла). С крыльца аэропорта вижу тайгу — высокие худые сосны, разлапистые ели и забитые ими хилые березки. Летевшие со мной сибиряки тут же сказали: «Это не тайга — это то, что от нее осталось».

Таксист сразу начал рассказ о Братске. О том, что городу всего 40 лет, жителей в нем около 350 тысяч, о том, что самые крупные предприятия здесь — Братский алюминиевый завод и лесопромышленный комплекс, о том, что местная администрация не хочет развивать бизнес и, конечно же, о том, что живется плохо.

Прервав словоохотливого шофера, объясняю, что приехала писать о погибшем местном воре в законе Александре Моисееве (Масе) и о его убийце Сергее Попове (Поп).

Таксист оказался человеком осведомленным и начал «криминальную экскурсию». «Вот здесь, на окраине у нас район под названием Падун.

Его держали Андрейчик и Поп. Я как-то работал вместе с Попом на лесопромышленном комплексе.

Япончик не прогадал, поставив Масю смотрящим Он лес валил, был бригадиром. Мужик крепкий, с силой немеренной. Уважали его. Потом, правда, он на иглу сел, связался со всякими, но с наркотой смог завязать.

— Подъезжаем к крошечному дому, чуть ли не в одно окно. — Вот здесь Поп жил. — Едем дальше. — А вот на этом месте Масю взорвали, памятник ему кто-то поставил.

Сначала он был из мраморной крошки. Теперь из розового гранита. — Остановились у камушка.

Бандиты – последнее прибежище братского мэра

ПОДЕЛИТЬСЯ Взлеты и падения всегда преследовали градоначальника северной столицы Приангарья Сергея Серебренникова.

— Вроде, на нем раньше фотография была, но делась куда-то. А таких похорон, как у Маси, Братск не видывал.
Впервые в октябре 2005 года возглавив Братск, он считался чуть ли не главной креатурой РУСАЛа в Сибири. Это амплуа продолжилось и на его разгромных выборах марта 2010 года в Иркутске, и на повторном братском фиаско через пару месяцев. Жители не простили бегство мэра в областной центр. Второй блин комом В 2014 году новый шанс дважды битому Серебренникову предоставил уже губернатор Сергей Ерощенко.
Вытащил из угольного нафталина, сделал «косметический ремонт» имиджа, назначив вице-губернатором.

Припугнул потенциальных конкурентов. Благо авторитарный характер подкрепляли возможности экс-губернатора.

Однако как ни пытались всем миром, серого Серебренникова не отмыли добела. Сравнимое со стихийным бедствием второе воцарение в Братске добило остатки репутации Сергея Васильевича. Апофеозом беспомощности стал провал программы переселения из ветхого и аварийного жилья, когда сорвалось 66% запланированного объема строительства.

Самые плохие показатели в регионе на фоне наиболее щедрого финансирования программы! Выяснилось, что «эффективный менеджер» Серебренников ничего не в состоянии добиться от собственной администрации – ни подготовить проекты, ни обеспечить строительную базу.

Умения хватало только на перепалки в прессе с правительством Иркутской области.

Не удивительно, что от одиозного мэра отвернулись почти все. А позиция вновь избранных от северной столицы депутатов Заксобрания вовсе враждебна. Даже хуже – новые политические элиты скорее не воюют, а просто игнорируют Серебренникова, чей электоральный капитал стремительно приближается к нулю.

Даже партия «Единая Россия», членом которой он является много лет, постыдилась выдвигать и открыто поддерживать проблемного политика.

«Полковнику никто не пишет. Полковника никто не ждет»

Единственная сила, сохранившая редкую нынче верность Серебренникову, – те самые «братки», с которыми он по-братски начал «решать вопросы» еще до первого избрания мэром.

Обыск с похмелья

Заседания на прошедшей неделе состоялись в видеоконференцзале. На связи был Братский городской суд, куда для допросов приглашались потерпевшие и свидетели по делу Матвеева, проживающие в криминальной столице региона.

Братские эпизоды в этой уголовной истории, пожалуй, наиболее шокирующие.

Напомним, в декабре 2010 года по поручению руководителя следственной группы Владислава Матвеева было проведено 16 обысков в квартирах братчан, якобы причастных к убийству ангарского милиционера Александра Левашова. Сотрудник милиции Левашов, внедрённый в одну из криминальных бригад для выполнения секретного задания, бесследно исчез ещё в 2003 году. Лишь через семь лет появилась информация, что он принял мученическую смерть по приказу лидера противоборствующей преступной группировки Ангарска Валерия Заброгина.

Парня, у которого бандиты обнаружили в кармане удостоверение сотрудника органов внутренних дел, сначала зверски избили в подвале кафе «Океан», потом погрузили в багажник машины и вывезли в лес возле садоводства «Хуторок». Рядом с вырытой заранее могилой состоялась казнь «классового врага»: милиционер был убит ударом ножа в горло. Тело жертвы так и не нашли: убийцы его перепрятали.

Дело по факту безвестного исчезновения в Ангарске Александра Левашова находилось поначалу в производстве Матвеева.

Сторона обвинения считает, что подсудимый решил использовать это преступление, в котором были замешаны участники организованных криминальных группировок Ангарска и Иркутска, чтобы свести счёты с так называемой братской мафией. А заодно и повысить свой авторитет. Чтобы получить в суде санкции на массовые обыски в квартирах абсолютно непричастных к расследуемому преступлению людей, Матвеев подделал документы, скопировав подписи сотрудников братской милиции.

Самый внушительный результат имел обыск в квартире председателя Федерации дзюдо Сибири Игоря Абанина: его семья, если верить предъявленному обвинению, в ходе пятичасового обыска 26 декабря 2010 года лишилась ценностей на общую сумму 6 млн 296 тыс.

«Пакеты с деньгами я не считал»

Экс-депутат Думы Братска Вадим Моляков отбывает сегодня 25-летний срок за бандитизм и убийство заместителя прокурора города в колонии Ямало-Ненецкого округа. Доказать его вину в особо тяжких преступлениях удалось как раз нынешнему подсудимому Владиславу Матвееву, который за успехи в расследовании громкого дела удостоился звания «Лучший следователь Иркутской области».

Вадима Молякова задержали по подозрению в убийстве прокурорского работника в апреле 2008 года в иркутском аэропорту сотрудники УФСБ.

Тогда и произошла первая встреча двух авторитетов – числившегося лидером братской преступной организации Молякова и сотрудника органа государственной власти Матвеева, стремящегося любыми средствами достичь видного положения на служебном поприще. Вадим Моляков рассказал, что при задержании следователь Матвеев в своём кабинете изъял у него барсетку с деньгами в сумме 60 680 рублей.

Кроме того, у него была изъята дорожная сумка, обмотанная скотчем.

Её распаковывать не стали и содержимым не интересовались, следователь лишь прикрепил бирку, на которой расписались понятые.

Позднее, при ознакомлении с материалами уголовного дела, Вадим Моляков обнаружил ошибку в протоколе осмотра своих вещей. Вместо 1 млн 450 тыс. рублей, которые были в его дорожной сумке, в следственном документе значилась сумма, «похудевшая» на полмиллиона.

Моляков обратил на это внимание своих адвокатов, но они посоветовали о недостаче забыть: всё равно, мол, ничего доказать невозможно.

Однако материальные потери Вадима Молякова после первого контакта с «лучшим следователем» этими суммами не ограничились. Был проведён ещё обыск в квартире Молякова по улице Апрельской в Братске, оттуда сотрудники под руководством Матвеева выгребли полтора миллиона рублей, более 80 тысяч долларов США, 23 300 евро и 600 франков.

Когда производство по делу об убийстве прокурорского работника было завершено, обвиняемый Моляков заявил ходатайство, чтобы ему дали возможность ознакомиться не только с письменными материалами, но и с вещественными доказательствами.

Игорь абанин бешеный братск

» НДС Как дела отца перешли по наследству сыну В октябре Генеральная прокуратура Украины назвала заказчика экс-депутата Госдумы Дениса Вороненкова.

По версии следствия, им оказался российский криминальный авторитет Владимир Тюрин. В 1990-х годах он возглавлял «братскую» преступную группировку.

В убийстве Вороненкова мог быть замешан и сын преступного авторитета. Как глава ОПГ передавал свое дело потомкам – выясняла Софья Савина. ТЮРИК – ГЛАВАРЬ «БРАТСКИХ» Братская преступная группировка получила свое название в честь сибирского города Братска в Иркутской области.

В первые дни своего существования «братские» курировали наркоторговлю, им же заказывали убийства конкурентов по бизнесу.

В 1991 году погиб главарь группировки Александр Моисеев по кличке Мася. Его преемником стал Владимир Тюрин – известный под кличками Тюрик, Батя и Киномеханик.

Уже через два года его «коронуют» – посвящают в воры. 19 мая 2011 года закончилась долгая судебная волокита по уголовному делу в отношении верхушки легендарной «Братской мафии».

Только в страшном сне мы могли себе представить картину, когда у нас, совсем как на «загнивающем Западе», вооружённые сотрудники милиции дрожат перед именем полупьяного бандита, когда криминальные авторитеты пинком ноги открывают дверь в кабинет мэра…Но Сегодня многие знают его как крупного мецената и успешного бизнесмена, который имеет свои интересы в банковском деле, энергетике и тяжелой промышленности.

А еще четверть века назад этот человек, в определенных кругах называемый «Тюриком», руководил одной из крупных ОПГ Сибири. Причем в криминальной среде Владимир Тюрин был на первых позициях, поскольку входил в ближнее окружение известного авторитета Деда Хасана.

Братское ОПГ, как и большинство криминальных структур, появилась в эпоху Владимир Тюрин превратил его в мощную и влиятельную организацию.Братское ОПГ окончательно сформировалось в эпоху зарождения кооперации. Его члены промышляли тем, что обкладывали данью начинающих коммерсантов, устраняли по заказу неугодных конкурентов и курировали наркоторговлю.

Движение «СИЛа»: криминал под крышей красного губернатора

В Иркутске с помпой была отмечена трехлетняя годовщина загадочного движения «СИЛа», она же «Совет избирателей Левченко».Движение создано 2 октября 2015 года — сразу после избрания Сергея Левченко на пост губернатора Иркутской области.

Прогубернаторский журналист Сергей Королев тогда удачно воспользовался всеобщим ликованием в коммунистических кругах и получил карт-бланш (плюс финансирование) на собственную структуру, которая занимается неизвестно чем и с неизвестно какими целями.Несмотря на отсутствие целей, движение создает некоторый информационный фон, фактически пытаясь подменить собой одновременно ОНФ и Общественную палату.

Правда, уровень общей некомпетентности руководства «СИЛа» настолько зашкаливает, что любые организованные мероприятия заканчиваются шумным провалом.

Что не мешает, однако, эффективно осваивать бюджетные средства, а также дотации от дружественных структур.Сегодня мы хотим обратить внимание на одного из представителей руководство «СИЛа» — руководителя отделения в городе Братске Александра Жигарева. В 2015 году Жигарев активно поддерживал Сергея Левченко, за что через год получил должность координатора движения «СИЛа» в Братске.

А заодно — и разрешение на некоторые сомнительные действия в родной для Жигарева сфере лесозаготовок.Взаимодействие лесопромышленника и красного коммунистического правительства Иркутской области оказалось настолько эффективным, что в 2017 году Жигарев получил памятный знак «80-летие Иркутской области» за «содействие развитию институтов гражданского общества в регионе», а также медаль к 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции.Казалось бы, все прекрасно и пасторально. Если бы не один небольшой нюанс, который при ближайшем рассмотрении тянет на целую бочку дегтя.Александр Жигарев — известный братский лесопромышленник. Под его контролем — около 20 компаний, занимающихся вырубкой и вывозом леса: Фирма «Жигарева», ООО «Импульс плюс», ООО «АЛЕКСАНДЭР», ООО «Сикурс», ООО «КИРЕНГАЛЕС», ООО «Крона Плюс», ООО «Байкал

zakon-nedvizhimost.ru

В иркутском микрорайоне после развала СССР шли настоящие войны за криминальное влияние В 1996 году в Ново-Ленино произошла серия жестоких убийств.

Жертвами душегубов становились представители местной воровской элиты.

Убийцы — отец с сыном — пытались выдать свои действия за борьбу с бандитизмом. На деле же они сами были участниками одной из группировок.

Обоим дали пожизненные сроки.

Etendre le texte… Две банды Станислав Тищенко, пятидесятитрехлетний иркутянин, до 1990-х годов жил неприметно. Не афишировал две свои судимости двадцатилетней давности за грабеж и нанесение тяжких телесных повреждений, работал на стройках, воспитывал сына Игоря. Но в первые годы после распада СССР жизнь Станислава сильно изменилась.

Произошло это с появлением в Ново-Ленино преступного авторитета Александра Кислицына по кличке Борода. Тем более все условия для этого есть», — подытожил Владимир Овчинский.

Со слов криминолога, никто из старых бандитов не стал законопослушным гражданином после «отсидки». По закону криминального мира — если был лидером, то им и остался.

«Генерала МВД могут отправить на пенсию и забыть, а у мафии генералов преступного мира на пенсию не отправляют»

, — утверждает бывший глава российского бюро Интерпола.

У российского криминала есть и свои «национальные особенности».

Например, нигде в мире не получил широкого распространения такой вид преступлений, как рейдерство. Владимир Овчинский считает, что настоящим поражением в войне с преступностью обернулось роковое решение 2008 года, когда были расформированы УБОПы (управления по борьбе с организованной преступностью), а все силы вскоре были брошены на борьбу с пресловутыми экстремистами.

Важно Масштабная операция «Оса» прогремела как гром среди ясного неба.

Были арестованы финансовые счета, роскошные виллы, изымались долговые расписки… И на этот раз фортуна благоволит к Владимиру Тюрину.

Инфо Перед тем как полиция Испании начала проводить оперативно-следственные мероприятия, глава ОПГ «Братская» уехал в Россию.

Новости&nbsprss

По делу бывшего сотрудника Следственного комитета России Владислава Матвеева, обвиняемого в должностных преступлениях, уже третий месяц продолжаются допросы потерпевших.

На прошедшей неделе в этой роли выступили известные в криминальном мире Вадим Моляков и Алексей Захаров, прибывшие в зал заседаний Октябрьского суда Иркутска под конвоем из следственного изолятора. Игорь Абанин (крайний справа), Вадим Моляков (с медвежонком) и Виктор Загородников (слева) хорошо проводили время до своего знакомства со следователем Матвеевым Экс-депутат Думы Братска Вадим Моляков отбывает сегодня 25-летний срок за бандитизм и убийство заместителя прокурора города в колонии Ямало-Ненецкого округа.

Доказать его вину в особо тяжких преступлениях удалось как раз нынешнему подсудимому Владиславу Матвееву, который за успехи в расследовании громкого дела удостоился звания «Лучший следователь Иркутской области». Вадима Молякова задержали по подозрению в убийстве прокурорского работника в апреле 2008 года в иркутском аэропорту сотрудники УФСБ. Тогда и произошла первая встреча двух авторитетов – числившегося лидером братской преступной организации Молякова и сотрудника органа государственной власти Матвеева, стремящегося любыми средствами достичь видного положения на служебном поприще.

Вадим Моляков рассказал, что при задержании следователь Матвеев в своём кабинете изъял у него барсетку с деньгами в сумме 60 680 рублей. Кроме того, у него была изъята дорожная сумка, обмотанная скотчем. Её распаковывать не стали и содержимым не интересовались, следователь лишь прикрепил бирку, на которой расписались понятые.

Позднее, при ознакомлении с материалами уголовного дела, Вадим Моляков обнаружил ошибку в протоколе осмотра своих вещей.

Вместо 1 млн 450 тыс. рублей, которые были в его дорожной сумке, в следственном документе значилась сумма, «похудевшая» на полмиллиона.

Моляков обратил на это внимание своих адвокатов, но они посоветовали о недостаче забыть: всё равно, мол, ничего доказать невозможно.

Движение «СИЛА»: криминал под крышей красного губернатора

В Иркутске с помпой была отмечена трехлетняя годовщина загадочного движения «СИЛа», она же «Совет избирателей Левченко».Движение создано 2 октября 2015 года — сразу после избрания Сергея Левченко на пост губернатора Иркутской области. Прогубернаторский журналист Сергей Королев тогда удачно воспользовался всеобщим ликованием в коммунистических кругах и получил карт-бланш (плюс финансирование) на собственную структуру, которая занимается неизвестно чем и с неизвестно какими целями.Несмотря на отсутствие целей, движение создает некоторый информационный фон, фактически пытаясь подменить собой одновременно ОНФ и Общественную палату. Правда, уровень общей некомпетентности руководства «СИЛа» настолько зашкаливает, что любые организованные мероприятия заканчиваются шумным провалом.

Что не мешает, однако, эффективно осваивать бюджетные средства, а также дотации от дружественных структур.Сегодня мы хотим обратить внимание на одного из представителей руководство «СИЛа» — руководителя отделения в городе Братске Александра Жигарева. В 2015 году Жигарев активно поддерживал Сергея Левченко, за что через год получил должность координатора движения «СИЛа» в Братске.

А заодно — и разрешение на некоторые сомнительные действия в родной для Жигарева сфере лесозаготовок.Взаимодействие лесопромышленника и красного коммунистического правительства Иркутской области оказалось настолько эффективным, что в 2017 году Жигарев получил памятный знак «80-летие Иркутской области» за «содействие развитию институтов гражданского общества в регионе», а также медаль к 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Казалось бы, все прекрасно и пасторально. Если бы не один небольшой нюанс, который при ближайшем рассмотрении тянет на целую бочку дегтя.Александр Жигарев — известный братский лесопромышленник.

Под его контролем — около 20 компаний, занимающихся вырубкой и вывозом леса: Фирма «Жигарева», ООО

Братское ОПГ: фото, состав.

Лидер ОПГ «Братская» Владимир Тюрин

Сегодня многие знают его как крупного мецената и успешного бизнесмена, который имеет свои интересы в банковском деле, энергетике и тяжелой промышленности. А еще четверть века назад этот человек, в определенных кругах называемый «Тюриком», руководил одной из крупных ОПГ Сибири. Причем в криминальной среде Владимир Тюрин был на первых позициях, поскольку входил в ближнее окружение известного авторитета Деда Хасана.

Братское ОПГ, как и большинство криминальных структур, появилась в эпоху Владимир Тюрин превратил его в мощную и влиятельную организацию.Братское ОПГ окончательно сформировалось в эпоху зарождения кооперации.

Его члены промышляли тем, что обкладывали данью начинающих коммерсантов, устраняли по заказу неугодных конкурентов и курировали наркоторговлю. Однако у них имелись конкуренты в лице кавказских группировок, поэтому разборки за сферы влияния должны были рано или поздно наступить.И случились они летом 1991 года. Поводом к ним явилось устранение главаря «братских» по кличке «Мася», который погиб в результате взрыва противотанковой гранаты.

После этого подопечные убитого авторитета уже под руководством другого человека решили раз и навсегда покончить с кавказцами в регионе.

Они объявили войну «пришлым», и спустя некоторое время в городе не осталось ни одной банды кавказцев. Братское ОПГ нуждалось в надежном лидере, который смог бы заниматься серьезными делами в интересах криминальной структуры и предпринимать шаги к повышению ее авторитета в среде воров в законе. И таковой вскоре нашелся. Преемником убитого Маси стал Владимир Тюрин.Если внимательно проанализировать начальный этап биографии Тюрика (дата и место рождения 25 ноября 1958 года, город Братск), то можно прийти к выводу, что в будущем главаре банды как бы уживались два начала.

С одной стороны, он был послушным и разносторонним подростком, который окончил школу с золотой медалью.